image

“Я прожил честную жизнь”: монолог бахмутчанина, который родился до появления СССР


"Я прожил честную жизнь"


монолог бахмутчанина, который родился до появления СССР
"Я прожил честную жизнь"
монолог бахмутчанина, который родился до появления СССР
История жизни Николая Самуиловича Вольвача началась 100 лет назад. На его век пришлись становление и распад государства, голод и война, объявление независимости и современные года. Участник войны и опытный молдавский криминалист своим домом считает Бахмут, потому что здесь вырос и здесь проводит старость. Три дня мы говорили с Николаем Вольвачем, чтобы услышать всю его историю, его видение знаменательных событий двух веков.

Николай Вольвач всю сознательную жизнь был партийным деятелем. До сих пор он много и одобрительно говорит о Советском Союзе. Называет те годы лучшими для себя. Считает логичной переквалификацию отца из священника, так как вера не признавалась. Говорит о Голодоморе 1932-33 годов как тяжелом периоде после неурожая. Вспоминает гарантированное трудоустройство после обучения и бесплатное жилье от государства.

И это взгляд на историю изнутри.

Мы говорим с человеком, прожившим все те вехи истории, о которых мы читаем в учебниках. Строил в это время карьеру, создал семью, нашел дом. И такой рассказ от первого лица немного поможет сравнить прошлое с настоящим. Как будто не мы расспрашивали теперь уже столетнего бахмутчанина, а вы заглянули послушать его рассказ о себе. А затем уже добавить собственные мысли, комментарии, уточнения. Согласиться или осудить.
Важнейшие годы жизни

1921 – родился в селе Юрковка Запорожской области

1922 – семья переехала в Бахмут

1928–1939 – учился в школе им. Тимирязева

1939 (сентябрь) – вступил в горный техникум (Донецк)

1939 (ноябрь) – был призван в армию

1941 (июнь) – первый бой на берегу Белого моря

1941 – первое тяжелое ранение

1942 – познакомился с будущей женой Евдокией Андреевной

1944 – женился на Евдокии Андреевне

1945 (апрель) – был ранен в седьмой и в последний раз

1945 (август) – родилась первая дочь Елена

1946 – поступил в Харьковский юридический институт

1949 – родился сын Владимир

1950 – окончил институт и начал работать в Одесском научно-исследовательском институте судебной экспертизы

1956 – родилась вторая дочь Нина

1962 – переехал в Молдавскую ССР, где возглавил новую криминалистическую лабораторию

1979 – вышел на пенсию и еще 9 лет работал инструктором по пожарной безопасности на заводе

1986 – умерла жена

1991 – вернулся в тогдашний Артемовск, где живет и поныне
В тексте будут встречаться выделенные слова. Кликайте на них, если хотите получить более развернутую информацию о тех или иных событиях.
Начало столетней истории
Я родился 31 января 1921 года в селе Юрковка Запорожской области, а через год моя семья переехала в Бахмут. Мы тогда жили в доме около обувного цеха, который впоследствии стал большой фабрикой. Оттуда переехали в свой дом.

Мой отец был священнослужителем в Свято-Троицком соборе, на месте которого сейчас стоит торговый центр "Астрон". В Советском Союзе служители культа стали не нужны, поэтому отец устроился на электростанцию, а впоследствии стал главным ревизором на железной дороге. А мама закончила два или три класса гимназии и пошла работать бухгалтером.

В нашей семье было трое детей – все мальчики. Я был средним. Старшего брата звали Евгений, а младшего – Олег.
В конце 1922 года был принят "в основном" Договор об образовании Союза Советских Социалистических Республик. В состав новообразованного государства вошли четыре союзных республики, которые до этого были независимыми: Российская, Украинская, Белорусская и Закавказская (Азербайджан, Армения, Грузия).

Договор, а вместе с ним и Декларацию об образовании СССР планировали ввести в действие в течение нескольких месяцев, но сделали это только летом 1923 года. Эти документы легли в основу нового государства, а в следующем году их объединили в один документ - Конституцию СССР.

То есть, Николай Вольвач родился раньше, чем появился Советский Союз.
Отрицание религии, или атеизм, активно поддерживали в СССР, хотя официальной идеологией Союза это не было.

Атеистическое движение в государстве началось в 1929 году. В течение следующего десятилетия органы государственной власти преследовали и арестовывали представителей духовенства.

Кроме того, была распространена пропаганда атеизма. В те времена выходили в свет периодические издания "Антирелигиозник", "Воинствующий атеизм", "Юный безбожник" и прочие.

Активистам организации "Союз безбожников" предоставляли ряд государственных льгот, дополнительных возможностей для образования, бесплатные путевки на отдых.
Супруги Вольвач с сыновьями. Слева вверху Олег, справа Николай. Слева внизу Евгений.
Мое детство было коротким, но я хорошо его запомнил. Когда мне было 2 с половиной годика, мама пошла на базар. В тот день ласточки летали низко, и я залез на подоконник, чтобы на них посмотреть. Сижу и думаю: "Вот бы сейчас поймать птичку". Открыл окошко, бросился за одной из ласточек и полетел головой вниз. С тех пор у меня есть шрам на лбу. Это была знаменательная дата. Я не плакал, но запомнил этот день на всю жизнь.
Со школы – на поезд
В 1928 году старший брат повел меня в первый класс школы имени Тимирязева. Сейчас это управление образования, а тогда там учили детей. Помню, что я был впечатлен величием этого здания.
Я быстро подружился с одноклассниками. У нас образовалась компания из нескольких весельчаков. Одним из наших любимых развлечений было запрыгнуть на товарный вагон на полном ходу. Сейчас жутко это вспоминать, а тогда мы хвастались друг перед другом своей ловкостью. Обычно на станции Артемовск-2 поезда притормаживали, но скорость все равно была 40-50 км/ч. И мы любили хвататься за поручни и ехать так некоторое время. К счастью, ни разу мы не упали, но мой товарищ когда-то едва не сорвался. Он схватился за поручень, повис и не мог подняться. А я успел вытащить его на открытую железнодорожную площадку. Если бы я этого не сделал, этот мальчик погиб бы под колесами.



"Одним из наших любимых развлечений было запрыгнуть на товарный вагон на полном ходу. Сейчас жутко это вспоминать, а тогда мы хвастались друг перед другом своей ловкостью"
А однажды мы доехали до Никитовки. Поезд остановился, мы спрыгнули. Видим: несут на носилках человека, который попал под поезд. Это было настолько страшное зрелище, что мы моментально "вылечились" от этого глупого занятия.
Учился я старательно, но случилось так, что в восьмом классе остался на второй год. Елизавета Григорьевна – не забуду ее никогда – оставила меня, потому что я не мог на скелете различить плечо и плечевые кости. Плечевые кости вот они, а плечо – вот. Но и здесь есть кость! Учительницу это возмутило и она сказала, что оставит меня на второй год. Я думал, она пошутила, а оказалось, что говорила всерьез.
"Плечевые кости вот они, а плечо – вот"
Требования к знаниям раньше были посерьезнее, а вот одевались мы проще. Смотрю на современных школьников, все так красиво одеты. А у меня есть фотография с десятого класса, где я стою в костюме. На самом деле это спецовка моего отца. Ему на работе выдали пиджак и брюки простого кроя. В них меня и сфотографировали, а другой школьной одежды у меня не было.
Николай Вольвач в 10 классе
Вишневые косточки и кукурузный хлеб
В тридцатые годы на наши земли пришел голод. Это была беда, которую я почувствовал на себе. Помню, как ходил в магазин: занимаю очередь сегодня, чтобы завтра получить всего лишь 500 граммов хлеба, да еще и такого плохого, из кукурузной муки. А что это для семьи из пятерых человек?..

По утрам я ходил собирать косточки от вишни или абрикосов. Клал косточку на камень, другим камнем разбивал и ел эти зернышки. Есть хотелось все время.

Умерших на улицах я не видел. Они были, это факт, но я мальчишкой не обращал на это внимания. А в селах было еще хуже.
В 1932-1933 годах обширные территории Союза, в частности, всю Украинскую республику, охватил массовый голод.

По мнению большинства историков, он был вызван политикой принудительных хлебозаготовок, внедряемой коммунистической властью.

От голода в Украине, более известного как Голодомор, умерли от 3 до 3,5 миллионов человек. А во всем СССР голод забрал до 7 миллионов жизней.

В 2006 году украинский парламент официально признал Голодомор геноцидом украинского народа. Такую позицию сейчас поддерживают 23 государства мира. России среди них нет.
Голод – страшная вещь. Человек идет на работу и должен работать на полную, а сил нет. Если ты не наелся, ты ничего не сможешь сделать, а вместо этого будешь думать, как восполнить потерянную энергию.

И никто не знал, что делать. Ну не уродило. Природа поступила недобросовестно, если можно так сказать. Деньги есть, а купить на них нечего.

Другое дело – власть. Я глубоко убежден, что социалистическая система организации общества наиболее успешна. Но на руководящих должностях у нас были совершенно неподходящие люди. Они получили власть, а правильно распорядиться ею не могли, поскольку не имели опыта. И получить этот опыт было негде, потому что все строилось с нуля.

Привычка на всю жизнь
Ничто не длится вечно. Голод кончился, и жизнь стала налаживаться. Я рос, становился сильнее. Мне, как и многим юношам, нравился спорт. Я любил легкую атлетику и часто занимал первые места на соревнованиях.

Однажды со мной произошла забавная история. Я хотел сделать "солнце" на турнике, как следует раскачался, сделал один оборот... и сорвался. Причем в этот момент мое тело было в горизонтальном положении. А напротив турника была стена из фанеры. И я полетел туда ногами вперед, пробил эту стену и застрял по грудь. Ребята меня тянут, а фанера выправляется и давит на меня. Кричу: "Что вы делаете, мне больно!" Еле вытащили, и "солнце" я больше не крутил.

Я был очень ловким парнем. Мог пропустить свое тело сквозь щель между сиденьем и спинкой стула, а затем сделать стойку на руках.

Забегая вперед, скажу, что спорт стал моей хорошей привычкой на всю жизнь.
Самые тяжелые годы
Начало войны
В 1939 году я окончил школу и поступил в горный техникум в Донецке, но не проучился там и трех месяцев – призвали в армию и сразу же направили в Архангельский военный округ. Там я прошел полковую школу и в июне 1940 года получил звание отделенного командира. После этого меня направили в 426 стрелковый полк 88 стрелковой дивизии, которая также располагалась под Архангельском.

22 июня 1941 года мой взвод направлялся в порт, чтобы отбыть на военные учения. И здесь прозвучало слово "война". В этот день начался самый тяжелый период моей жизни.

С детства мне нравилась военная дисциплина. Я тогда не знал, что это такое, но засматривался на военных, шагающих по улицам родного города. Я тоже хотел служить, но представить не мог, какое испытание готовит для меня жизнь.
1 сентября 1939 года немецкие войска под руководством Адольфа Гитлера начали наступление на Польшу, окружив страну с трех направлений. Через 2 дня в ответ на гитлеровскую агрессию Великобритания и Франция объявили Германии войну. Эти события стали началом Второй мировой войны.
В этот день немецкая артиллерия и авиация нанесли первый удар по советским войскам. За несколько часов под бомбардировкой оказались все города в западных областях СССР, а также Киев, Одесса, Севастополь, Минск и Мурманск. Главной целью были аэродромы, линии коммуникаций, железнодорожные узлы, склады с боеприпасами и подобные объекты.

Это наступление стало началом немецко-советской войны, которую в ряде постсоветских стран называют Великой Отечественной.

В 2015 году Верховная Рада Украины приняла закон, который запретил употреблять в официальных документах термин "Великая Отечественная война". Приемлемым вместо него теперь считается только термин "Вторая мировая война".
Через день после объявления войны мы уже строили укрепления на берегу Белого моря. Немцы прибыли на тяжелых кораблях и подводных лодках, чтобы высадиться на северных землях. Было сложно, но мы смогли их отогнать.
Все время в боях
В августе меня направили в пехотное училище. Обучение там должно длиться не менее года, но не во время войны. Уже через 25 дней я выпустился, получив звание старшего сержанта. А в октябре меня назначили заместителем командира пулеметной роты и отправили на Карельский фронт.

Там, под станцией Масельской, состоялся мой первый настоящий бой. И там 6 декабря 1941 года я получил первое тяжелое ранение – мне раздробило стопу левой ноги. До февраля я лечился, а когда выздоровел, меня отправили в резерв. Но уже через несколько дней мне присвоили звание старшего лейтенанта и должность начальника штаба минометного батальона.

Дивизия, в которую меня направили, тоже была резервом. А это значит, что мы все время были в боях. В начале 1942 года мы воевали на Волховском фронте вблизи города Чудово.
Николай Вольвач описывает события советско-финской войны. Хотя официально она закончилась в марте 1940 года, Финляндия намеревалась вернуть утраченные территории. Поэтому с 1941 по 1944 год война фактически продолжалась. В финских историографических источниках ее так и называют - "война-продолжение". А в русскоязычных источниках эти события вспоминают как советско-финский фронт Великой Отечественной войны.

Под станцией Масельской есть мемориальный комплекс, посвященный погибшим в тех боях.
Один из фронтов немецко-советской войны, был создан в декабре 1941 года.

Войска Волховского фронта вели позиционные бои против немецкой армии, сыграли важную роль в прорыве блокады Ленинграда, а затем - в полном освобождении города.
А в конце 1943 года нашу дивизию перебросили в район украинского города Ковель. Там я уже командовал стрелковым батальоном. Рано утром я повел бойцов в атаку. Перед нами стояла задача взять немцев в кольцо. Мы прорвали передний край, но дальше продвинуться не могли – у врага было больше людей и техники. Они прочно заняли позиции, а в небе уже летали их самолеты с медикаментами, патронами и одеждой. Поэтому бои были ожесточенными. Однажды мы даже были вынуждены бросить окопы и отступить за маленькие карпатские речушки с ледяной водой. Было очень тяжело, но мы не собирались сдаваться. В конце концов эта операция завершилась нашим успехом.
Ковель - город на Волынщине. Военные действия под Ковелем упоминаются при рассмотрении либо Полесской, либо Белорусской наступательных операций.
Те, кто дарил надежду
Пехоте на войне доставалось больше всех. Именно она завершала все бои. Считалось, что побеждали те, чьи пехотинцы первыми ступили на поле боя. Артиллерия стреляет сзади, самолеты – с воздуха, а танки без пехоты не пойдут. Поэтому для меня было крайне важно бороться за победу. Но солдат я все равно старался беречь. Их в моем подчинении было 500-600, и я чувствовал ответственность за их судьбы. Поэтому каждая моя команда была взвешенной.

Но все равно много наших людей погибло. Не могу сказать о Ковеле, но точно знаю, что на Волховском фронте из 1200 бойцов нашей дивизии в живых остались лишь четверть.



"Считалось, что побеждали те, чьи пехотинцы первыми ступили на поле боя. Артиллерия стреляет сзади, самолеты – с воздуха, а танки без пехоты не пойдут"
Много мы натерпелись. Чтобы поддержать нас, с тыла приезжали коллективы с песнями и танцами. Однажды даже видел известную певицу Клавдию Шульженко. Выступления артистов обычно были недолгими, потому что немцы быстро реагировали на звуки музыки. Но и этого хватало, чтобы добавить нам немного сил.

Также меня поддерживала моя фронтовая подруга Евдокия Андреевна. Мы познакомились на Волховском фронте, но видеться случалось раз в несколько месяцев.
Но наши чувства от этого не угасали, и в 1944 году мы с Евдокией поженились. Расписались на скорую руку: я получил разрешение командира дивизии, после чего нам выдали маленький листочек – справку о браке.
Бой в Польше
В таких городах, как Артемовск, долго сражаться не приходилось. За каменными стенами и металлическими воротами можно было легко спрятаться. В то же время находиться в жилом квартале во время обстрела было опасно. Без помощи выбраться оттуда живым было очень трудно. Так у меня вышло под городом Швец, что на западном берегу Вислы. Мой батальон форсировал реку и сразу же пошел в атаку. Сначала немцы не оказывали сопротивления, но у меня был открыт правый фланг. Должны были помочь соседи, но они задержались. Это позволило противнику перейти в наступление, а нам пришлось отойти.
Николай Вольвач вспоминает события Висло-Одерской стратегической наступательной операции, которая разворачивалась в начале 1945 года.

В ходе этой операции советская армия освободила от немецких войск часть Польши к западу от Вислы, а также захватила плацдарм на левом берегу Одера, который потом использовали во время наступления на Берлин.
Немцы приблизились к нам вплотную – стояли буквально в 15-20 метрах. Позади у нас вода, Висла. Что нам делать? Пришлось поднять в атаку моих солдат, но я приказал им кричать, пока горло не лопнет. Враг испугался и отступил. Говорю пулеметчику: "Открывай огонь". Только сказал – и его убили. Пришлось самому впервые лечь за пулемет. Использовал все патроны, но бой мы выиграли. Инициатива постепенно начала переходить в наши руки.
Необычное ранение
26 апреля 1945 года я был ранен в седьмой раз. Это произошло под немецким городом Пренцлау. История этого ранения довольно необычна. Была ночь, мы направлялись в город. Я сидел на телеге, прислонившись к щиту станкового пулемета, и изучал карту с фонарем. И тут боковым зрением замечаю какую-то вспышку. Едва успел повернуть голову и почувствовал сильнейший удар в правое плечо. Падаю на асфальтированную дорогу, как мешок. Кто-то кричит: "Комбата убили". А дальше ничего не помню.
Потом я пытался вспомнить ту ночь, и покоя не давала одна деталь: взрыва не было. Справа и слева от меня шли солдаты, а рядом сидел извозчик. Но никого, кроме меня, не зацепило. Я до сих пор не знаю, что именно это было, но предполагаю, что меня могло поразить молнией. Она ударила в пулемет, а его 18-килограммовый щит оторвался и ударил меня.
Город в 90 км от Берлина, в годы войны один из главных немецких опорных пунктов обороны. В Пренцлау были сосредоточены важные железнодорожные и автомобильные пути.
Войне конец!
Остаток войны я провел в госпитале. Так получилось, что там работала и Евдокия Андреевна. Когда врачи увидели мою руку, без раздумий решили ее отрезать. Но жена умоляла хирурга: "Пожалуйста, не делайте этого, оставьте руку, а там посмотрим". И ее послушали. Рука, конечно, работала уже не так, как раньше, но если бы не Евдокия Андреевна, ее бы вообще не было.

Однажды утром вблизи госпиталя началась страшная стрельба. Честное слово, хоть уши затыкай. Мы подумали, что немецкие самолеты над нами летят и стреляют. Люди выбежали в страхе, меня уже вынесли со второго этажа на улицу – готовились эвакуировать. А потом прозвучало: "Войне конец!"

Выписали меня в сентябре 1945 года, а за месяц до этого родился наш с Евдокией Андреевной первый ребенок – Елена. Потом у нас появилось еще двое детей: Володя в 1949 году и Нина – в 1956.

За участие в войне меня наградили пятью боевыми орденами: двумя "Красного Знамени" и по одному ордену "Красной Звезды", "Отечественной войны I степени" и "Богдана Хмельницкого ". Кроме них, я еще множество медалей.

Моя жена прошла войну с первого до последнего дня. Ее наградили орденом "Отечественной войны II степени", двумя медалями и другими памятными наградами.
После войны Евдокия Андреевна работала медсестрой-акушеркой в роддоме. На 66 году жизни она умерла от инсульта – сказались две контузии, полученные на фронте.
К сожалению, человечество почему-то до сих пор никак не поймет, что войны никогда не были и не станут средством решения споров. Напротив, человек придумывает все более страшное оружие и технику. Если получилось сделать такие вещи, то почему же не хватает ума, чтобы их не использовать? Для чего природа дала человеку мозг? Думать, размышлять, решать, общаться – не для того, чтобы изобретать различные способы уничтожения друг друга. Люди летают в космос, а разве на земле не осталось нерешенных проблем? По моему мнению, необходимо ликвидировать все виды вооружения и жить в мире.


"Человечество почему до сих пор не может понять, что войны никогда не были и не станут средством решения споров"
Жизнь после войны
Харьков – Одесса – Кишинев
После операции я еще 4 месяца ходил с зафиксированной рукой. А когда кости срослись, я стал думать, что делать дальше. Надо было получить образование. Горное дело было уже не под силу. Как сказал мой друг: "Там нужно руками работать, выполнять чертежи, ты не справишься". И предложил мне пойти с ним в юридический институт. Я согласился, и с 1946 по 1950 год учился в Харькове.

Раньше выпускникам вузов не нужно было искать работу – государство гарантировало трудоустройство. Меня направили в Одесский научно-исследовательский институт судебной экспертизы. Я хотел служить в органах при Министерстве иностранных дел, но мне не повезло. Так я начал свой путь криминалиста.

Работа была сложная, но очень интересная. Я выкладывался на полную, работал до глубокого вечера. Коллеги шутили: "Все никак не можешь сорваться с доски почета, как ты там держишься?". Легко, потому что мне нравилось.

Мне, как участнику и инвалиду войны, выделили жилье. Но какое... Это был угол на 14 квадратных метров на одной из центральных улиц Одессы. Там не было ни воды, ни газа, ни света. Через дверь можно было увидеть все, что происходит внутри. Мне, воину, с моими орденами, медалями, наградами, с женой и двумя детьми, предоставили это, чтобы я сделал из этого что-то подходящее для жилья. Я не понимаю такого отношения.

По работе мне часто приходилось обслуживать Молдавию (с 1991 г. – Молдова, – ред.), потому что у них не было своей криминалистической лаборатории. Я много ездил туда и произвел впечатление грамотного специалиста. Поэтому когда в 1962 году там решили создать собственную лабораторию, мне предложили ее возглавить. Впоследствии моя семья получила трехкомнатную квартиру, где мы жили до распада СССР.

Криминалистом в Молдавии я работал еще 17 лет. Меня там до сих пор не забыли: на столетний юбилей прислали поздравления и почетную грамоту от Национального центра судебных экспертиз.
Исследовательская работа
За годы работы я написал 13 научных трудов, которые напечатали в криминалистической сборке. Не так давно звонит муж моей правнучки и спрашивает: "Нашел в интернете статью за авторством Николая Вольвача. Это случайно не Вы?". Я, а как же.

История была такая: человека убили с применением строительного пистолета, а мне поручили выяснить, как так получилось. Когда этот инструмент разрабатывали, особое внимание уделили безопасности. Отмечалось, что им никого нельзя убить. Я же разобрал его на детали, посмотрел, как он работает. Провел несколько экспериментов, которые показали, что дюбель из пистолета может пробить деревянную доску и бетонную стену за ней, но инструмент нужно очень крепко прижать к поверхности. Для этого нужно что-то твердое, а не человеческое тело.
Оказалось, что двое рабочих не поделили жилье. В новостройках несколько квартир всегда распределяли между строителями. И вот одному дали квартиру, а другому не досталось. Он возмутился и задумал месть. Войдя в квартиру, встал у двери, и когда хозяин квартиры заходил, тот выстрелил в дверь.

Вот такая работа судебного эксперта. Надо знать все, разбираться в любой сфере. Дали задание – найди ответ, а если ошибешься, будешь отвечать перед законом.




"Дали задание – найди ответ, а если ошибешься, будешь отвечать перед законом"
Возвращение домой
В 58 лет я стал пенсионером, но отдыхать не хотел. Поэтому устроился инструктором по пожарной безопасности. Работа спокойнее, чем предыдущая, и я хорошо с ней справлялся. На этой должности я работал еще 12 лет.

Моя младшая дочь была следователем в молдавской милиции. И когда распался Советский Союз, она должна была покинуть работу, так как не знала молдавского. Ей сказали: "Или учите язык, или уезжайте". Мне на дверях рисовали кресты. Эти метки означали, что меня можно игнорировать, ведь я был членом партии.

Я воспринял это как насмешку и решил уехать. А куда? Можно куда угодно, но в Артемовске осталась родня. Я обменял трехкомнатную квартиру в Молдавии на двухкомнатную здесь и переехал сюда в 1991 году.
Даже живя в другой республике, я часто приезжал в родной город и наблюдал, как он менялся и хорошел. А еще раньше, в годы моего детства, он было наполовину меньше. Например, за станцией "Артемовск-2" находился один ряд зданий, а за ними был пустырь. А сейчас на этом месте вырос целый квартал многоэтажных домов. Автомобильных мостов над железной дорогой тоже не было – одни холмы. Словом, был городок, а стал город.
Нынешняя жизнь
Пока здоровье позволяло, я был солистом в местном хоре ветеранов. Наш репертуар в основном состоял из военных песен. Мне нравилось, я бы до сих пор пел, но легкие уже не те. Желание есть, а возможности нет. А тут еще и память начала подводить, и мне тяжело.
У меня есть автомобиль, государство подарило в 2013 году. Но ездить не могу – врачи запретили, так как у меня плохое зрение. И реакция уже не такая, как раньше. Поэтому машина стоит в гараже.

Еще несколько лет назад я выходил на улицу. Гулял, разговаривал с людьми. А сейчас я едва хожу, и, конечно, спуститься с пятого этажа уже не смогу, а лифта в нашем подъезде нет. Уже даже не помню, когда я последний раз был на улице. Живу, как дождевой червь, без общения.

Среди развлечений у меня остались телевизор и газеты. Книг не читаю – там слишком мелкие буквы. А газету с увеличительным стеклом еще как-то могу прочитать. А больше ничего и не делаю. Скука, как под замком.

Единственная отрада – это мои родственники. Они навещают меня, звонят. Иногда общаемся по видеосвязи. У меня 7 внуков и 12 правнуков. Любуюсь детками, я от них в восторге.
Распорядок дня

09:00–11:00 – подъем

11:00–13:00 – разминка, утренние процедуры

13:00 – завтрак

13:30–17:00 – чтение

17:00 – обед

17:30–22:00 – просмотр телепрограмм

22:00–23:00 – подготовка ко сну

23:00 – отбой
Секрет долголетия. Есть ли он?
Честно говоря, я и сам не знаю, как дожил до ста лет. Скорее всего, мне помогла любовь к физкультуре. Я до сих пор каждое утро делаю зарядку. Сначала, не вставая с постели, выполняю упражнения для ног. А потом поднимаюсь и разминаю руки, шею. Таким образом, охватываю все группы мышц. Это позволяет мне держаться в форме.

Всю жизнь я был сторонником физического труда. Самостоятельно изготавливал мебель, делал ремонт в квартире, построил 2 гаража, посадил немало деревьев. А 2 года назад смастерил стул из детской коляски. Вышел удобный, но тяжеловатый.
Даже не знаю, почему я стал для всех таким интересным. Ну дожил до ста, и что? Я и сам удивляюсь, как у меня это получилось.

Из девяти миллиардов людей, живущих на земле, я – лишь крошечная точка. И все же я твердо знаю одно: я прожил честно, без жалости к самому себе. Я выложил все свои способности – физические и умственные. И я спокоен, потому что не был лишним человеком в мире.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте нас в Telegram DONрегион
Подписывайтесь на наш Instagram Свободное радио

Если Вы прочитали данный материал до конца, надеемся, он был полезен для Вас

Мы очень ценим то, что Вы с нами!

Приглашаем Вас стать патроном Свободного радио и поддержать нашу редакцию.

Качественная независимая журналистика требует много усилий и ресурсов, и именно Вы можете помочь нам делать это честно и каждый день!

Ежемесячная поддержка
Помочь единоразово
Поделиться публикацией

Настоящая публикация создана при поддержке Европейского Фонда за Демократию (EED). Содержание публикации не обязательно отражает мнение EED и является предметом исключительной ответственности авторов


Спонсор

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: