image

Не парламентские, так местные. Вощанов будет баллотироваться на местных выборах в Бахмуте (интервью)

|
30 июля 2019

На парламентских выборах по 46 округу от “Слуги народа” баллотировался Родион Вощанов. По результатам ЦИК, за него отдали свои голоса четверть избирателей. В рейтинге он оказался вторым. Мы пообщались с самым молодым экс-кандидатом, расспросили о том, почему решил идти в политику в 26, какие трудности были и что планирует делать дальше.

 

 

Диана Шароди: Родион, голоса уже подсчитали, рейтинги известны. Какие впечатления от выборов у Вас как у кандидата?

 

Родион Вощанов: Очень короткая кампания, очень грязная кампания. Мы знали, какой это будет сложный округ, но соревновались. Победили в маленькой битве, но проиграли в большой.

Диана Шароди: Немного поговорим о вас лично. Вы – самый молодой кандидат в округе. Как возникло решение идти в депутаты в 26?

Родион Вощанов: Наверное, это такое, пожалуй, спонтанное решение. Потому что когда ты 26 лет смотришь на то, что происходит в стране, и смотришь на то, как это должно быть в других странах, то хочется что-то изменить, сделать какой-то вклад. Выбор именно этого округа – это отдать должное своему городу и району.

Диана Шароди: Вы родились и 10 лет жили в Бахмуте, а потом переехали в Киев. Баллотировались от Бахмута. Так вы бахмутянин или киевлянин?

Родион Вощанов: Я считаю себя жителем Донецкой области.

Диана Шароди: Можете быть уверенными, что знаете проблемы региона?

Родион Вощанов: Да.

Диана Шароди: Как часто бываете на малой родине, в Бахмуте?

Родион Вощанов: Раз в два месяца.

Диана Шароди: А кто вы по образованию?

Родион Вощанов: У меня юридическое и экономическое образование. Экономическое – учет и аудит.

Диана Шароди: Чем вообще занимаетесь в повседневной жизни?

Родион Вощанов: Занимаюсь экспортом украинских товаров.

Диана Шароди: Роль кандидата вам знакома еще с 2015 года. Вы тогда баллотировались в Киевский горсовет. Расскажите об этом? Почему решили в 22 года идти в политику?

Родион Вощанов: Пожалуй, вот эта постреволюционная волна в Украине, когда была надежда на то, что сейчас начнутся реальные изменения.

Диана Шароди: Как считаете, почему не прошли?

Родион Вощанов: В то время была волна, когда партия БПП и Солидарность чувствовали себя на том месте, где сейчас находится “Слуга народа”, и очень трудно было выиграть какие-то выборы, если ты идешь не под флагами этой партии.

Диана Шароди: Поговорим больше о парламентских выборах 2019 года. Почему именно “Слуга народа”?

Родион Вощанов: Потому что именно эта партия дала возможность молодым людям, которые не имели опыта в политике, но имели опыт в работе на своих рабочих местах, баллотироваться и представлять партию президента.

Диана Шароди: Как Вы относитесь к позиции партии Слуга народа относительно языкового закона. Нужен ли Донбассу особый языковой статус?

Родион Вощанов: Если говорить о нашей семье, когда мы садимся за стол, никогда не общаемся на тему религии, политики и спорта. Потому что по этим вопросам сложно прийти к общему знаменателю. Вопрос языка для Донбасса это как раз такое, которое в ближайшее время не сможет найти общему знаменателю.

Диана Шароди: Как вы относитесь к тому, что председатель партии Разумков и идеолог “слуг” президент Зеленский нарушают действующий языковой закон?

Родион Вощанов: Это позиция Разумкова и Зеленского. У Разумкова ее объясняют тем, что пока вопрос языка не будет решен, он будет общаться на русском.

Диана Шароди: После регистрации кандидатом в ЦИК, с чего начали свою кампанию?

Родион Вощанов: Разработали план встреч во всех населенных пунктах нашего округа.

Диана Шароди: Как образовалась ваша команда? Кто вообще в нее входит?

Родион Вощанов: В большинстве своем, это мои друзья, из которых ни у кого не было опыта в предвыборной кампании, кроме руководителя штаба. Поэтому это было предложение, кто-то согласился, кто-то – нет. И работали.

Диана Шароди: Вы часто организовывали встречи с жителями округа. Многие населенные пункты посетили?

Родион Вощанов: Почти все.

Диана Шароди: На какие проблемы люди жаловались больше всего?

Родион Вощанов: Можно отделить общенациональные проблемы, которые есть в каждом округе, и местные, связанные с местными властями, чиновниками. Если мы возьмем коммуналку, войну, пенсии, то это общенациональные проблемы. И если сейчас пообщаться с любым кандидатом по мажоритарному округу, то прежде всего он назовет эти проблемы. Относительно местных, возьмем, к примеру, поселок Верхнекаменское. У него разрушенный мост, и сейчас люди не могут даже найти на балансе какого предприятия он находится. Поэтому его никто не восстанавливает, а люди ежедневно едут объездной дорогой.

Диана Шароди: Как вас воспринимали?

Родион Вощанов: Прежде всего, можно провести такую ​​красную линию через все встречи – люди уже не могут или не хотят во что-то верить. Поэтому если сказать “я что-то сделаю”, они даже не запомнят твое имя. Когда ты говоришь, что я ничего сейчас не обещаю, но я обещаю работать с вами и вашими проблемами, то это дало нам наш результат, который сейчас есть.

Диана Шароди: За все время предвыборной кампании, сталкивались ли вы с каким-то провокациями?

Родион Вощанов: Да, очень много. Наши встречи посещали многие люди, связанные с другими кандидатами. Они пытались задавать вопросы, на которые очень болезненно реагируют люди, пытались собрать волну негатива. Но это держало нас в тонусе.

Диана Шароди: Продолжая тему именно предвыборной гонки, как оцениваете лично, насколько честной и правильной с законодательной точки зрения она была?

Родион Вощанов: Я считаю, что она была не очень честной, использовалось очень много админресурса. Почти все встречи, которые мы проводили, были где-то на улице, возле сельсовета или магазина. Не было возможности провести встречи в клубе и собрать больше людей. Все наши афиши встреч срывали где-то за полчаса или час. Мы видели много рекламы наших конкурентов, на которой даже не было исходящих данных. Видимо, такая кампания проводилась на всех округах. Мы были готовы к этому.

Диана Шароди: День выборов. Эмоционально как вы его встретили? Какие были впечатления?

Родион Вощанов: Очень спокойно. Были мобильные группы, которые выезжали на места, где пытались наши конкуренты найти себе новые голоса, скажем так. А после закрытия участка я был на одном из участков.

Диана Шароди: С чего он начался? Вы проголосовали утром? Или где-то дежурили на участке?

Родион Вощанов: Да, я проголосовал и уехал в офис. Разделились на группы и ждали.

Диана Шароди: Как много людей обратились в ваш штаб с сообщениями о нарушении именно во время избирательного процесса?

Родион Вощанов: Очень много. Было около 20 заявлений.

Диана Шароди: Как вы лично оцениваете прозрачность подсчета голосов в округе?

Родион Вощанов: Насколько я понимаю, все было сделано еще во время голосования, поэтому подсчет был более или менее прозрачный. Какие-то два-три голоса, которые пытались перевести в другую пачку. Но мы понимаем, что это не основное было.

Диана Шароди: Какие перспективы Бахмута при том, что в 9 созыве Совета его будет представлять Христенко, как думаете?

Родион Вощанов: Считаю, перспективы очень плохие. Как по мне, то жители, которые за него голосовали, могут его в ближайшее время больше не увидеть. А то, как они проводили кампанию, это “гречкосейство” на новом уровне.

Диана Шароди: Выборы завершились, результаты известны. Что дальше? Какие планы?

Родион Вощанов: Мы собрали очень много проблем округа, поэтому не можем просто сесть и уехать. Сейчас с нашими юристами готовим запросы по этим проблемам, оказываем юридическую помощь там, где обещали. В общем, продолжаем работать в штатном режиме. Но единственное – нет встреч.

Диана Шароди: Поддержка у вас большая, четверть избирателей. Будете ли баллотироваться на местных выборах? В Киеве или Бахмуте?

Родион Вощанов: Думаю, да. В Бахмуте.

Диана Шароди: Служили ли вы в армии?

Родион Вощанов: Нет.

Диана Шароди: А почему?

Родион Вощанов: У меня было две операции на глазах.

Диана Шароди: Где вы были и что делали во время оккупации и освобождении родного города? Помогали чем?

Родион Вощанов: Я был в Киеве. Мы вывезли наших родственников.

Диана Шароди: Как вы относитесь к идее амнистии боевиков для реинтеграции Донбасса?

Родион Вощанов: Отрицательно.

Диана Шароди: Какими видите оккупированные территории Донбасса в следующие 5 лет?

Родион Вощанов: Это трудный вопрос. Прежде всего, мы должны прекратить обстрелы. Надо создать такую ​​страну, куда они сами захотят вернуться.

Диана Шароди: Перейдем к заключительной части нашего интервью. Блиц-опрос. Желательно отвечать лаконично и честно. БАхмут или БахмУт?

Родион Вощанов: БахмУт.

Диана Шароди: Что изображено на гербе Бахмутского района?

Родион Вощанов: Не отвечу.

Диана Шароди: Какими двумя продуктами наш район известен на всю страну и далеко за ее пределами?

Родион Вощанов: Шампанское и соль.

Диана Шароди: Что бы посоветовали туристам, которые приезжают в город? Куда пойти?

Родион Вощанов: Артемсоль и Артвайнери.

Диана Шароди: Что бы вы хотели изменить в Бахмуте?

Родион Вощанов: Власть.

Диана Шароди: А что бы точно оставили?

Родион Вощанов Дороги.

Диана Шароди: Как относитесь к инициативе свободного владения оружием?

Родион Вощанов: Положительно.

Диана Шароди: А к легализации однополых браков?

Родион Вощанов: Каждый должен решить для себя. Мне кажется, наша страна еще не готова к этому.

Диана Шароди: Как относитесь к тому, чтобы легализовать марихуану в медицинской сфере?

Родион Вощанов: Положительно.

Диана Шароди: Спасибо за беседу.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться публикацией

Настоящая публикация создана при поддержке Европейского Фонда за Демократию (EED). Содержание публикации не обязательно отражает мнение EED и является предметом исключительной ответственности авторов


Спонсор

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: