image

О препятствиях, победах и патриотизме в городе (Интервью с руководителем ОО “Бахмут Украинский”)

|
10 июля 2019

Как много сеток для военных удалось сплести за 5 лет? За счет чего существует одна из немногих патриотических организаций Бахмута? Появится ли в городе музей АТО (ООС)? Ответы на эти и другие вопросы о патриотической жизни Бахмута в интервью Свободного радио с главой организации “Бахмут Украинский” Виктором Зипиром.

 

Диана Шароди: Приветствую всех слушателей на волне Свободного радио. В эфире актуальное интервью, я – Диана Шароди, и в гостях у меня сегодня общественный активист Бахмута и волонтер организации “Бахмут Украинский” Виктор Зипир. Этот эфир мы посвятим разговору об организации Бахмут украинский, их истории создания и развитие, а также тому, что удается делать сейчас. Добрый день!

Виктор Зипир: Здравствуйте!

Диана Шароди: Давайте поговорим немного о вас лично. Вы бахмутянин? Как долго живете здесь?

Виктор Зипир: Да, я бахмутянин. Почти 50 лет живу в городе Бахмуте, в прошлом Артемовске. Я здесь родился, учился, пошел в армию, и сейчас работаю здесь предпринимателем.

Диана Шароди: Чем занимаетесь кроме общественной деятельности?

Виктор Зипир: Работаю предпринимателем в сфере фотоуслуг уже более 25 лет. Сейчас наша деятельность немного расширилась, охватили полиграфию и сопутствующие направления. В основном, это все, связанное с фото.

Диана Шароди: Кто вы по образованию?

Виктор Зипир: А по образованию я электрогазосварщик. Фото сначала было как хобби. Работал на заводе и занимался фото как хобби. Позже хобби переросло в бизнес, и времени для работы на заводе не осталось. Пришлось уволиться.

Диана Шароди: Как попали в Бахмут Украинский?

Виктор Зипир: Это было в 2015 году. Сначала все контакты с Бахмутом Украинским держали через волонтеров. Первый случай – это когда приходили волонтеры, и собирали деньги на укрепление позиций. Так я познакомился с Владимиром Курилом, который приходил в фотоцентр “Пионер”, искал директора, и говорил, что нужны деньги на что-то. Объяснял, но мы понимали, что люди разные приходят, поэтому внимательно слушали и пытались понять можно ли доверять. Потом поняли, что это какое-то движение. Мы всегда участвовали в этом, сначала финансово. Затем расспросили подробнее, и Владимир рассказал, что в определенные дни ездят в бригады, собираются волонтеры, на укрепление фортификационных сооружений в районе Зайцево и Горловки. Поэтому, если хочешь, – езжай. Так я впервые познакомился с этим движением. Там я увидел впервые весь коллектив Бахмута Украинского, познакомился с людьми. И с тех пор я там.

Диана Шароди: Какой еще общественной деятельностью вы занимались раньше?

Виктор Зипир: Не занимался. Я вообще не общественный такой человек, ни в школе, ни после школы. И всю свою жизнь занимался только работой. Моя работа – это темная лаборатория, я такой себе отшельник. И уже с 2014 года это и началось. Я пытался найти активных людей, они ярко выделяются в обществе.

Диана Шароди: Вы в составе ОО “Бахмут Украинский” какую роль непосредственно выполняете? Чем занимаетесь?

Виктор Зипир: Занимаю должность главы организации. Год назад ушел из жизни председатель организации Гончаров Сергей Алексеевич. Сначала я был исполняющим обязанности, а затем стал руководителем.

Диана Шароди: Если говорить в целом об организации, как она появилась и для чего?

Виктор Зипир: Официально ее зарегистрировали осенью 2014 года. До этого она была как группа волонтеров, которые собрались в момент оккупации Бахмута. То есть все эти люди были активны и до этого, но в момент оккупации начали искать друг друга с вопросом “сколько нас”? У каждого были какие-то мысли и вопрос, кто кого поддерживает. И вот члены организации объединились, начали разрабатывать способы связи, методы безопасности. Основная цель – я думаю, противодействие тому, что происходило, захвату власти псевдо республиками.

Диана Шароди: Вы наиболее яркая патриотическая организация в городе. Насколько легко вас восприняли в городе сначала? Ведь времена были бурные.

Виктор Зипир: Тогда были люди за Украину и против. Те, которые за Украину, были объединены одной целью, и те, кто против Украины – поддерживали “русскую весну” и др. На тот момент это было два лагеря. Те, кто против Украины, были настроены крайне агрессивно к патриотически настроенным. Были даже факты агрессии на каких-то мероприятиях, были люди, которые кричали и угрожали, “сливали” информацию террористам с той стороны про активистов. Такие люди есть и сейчас.

Диана Шароди: 6 июля – уже пятая годовщина освобождения Бахмута от оккупации. Какими для вас были те месяцы?

Виктор Зипир: Все эти месяцы было напряжение, и я думаю, что каждый переживал то же самое. Информацию собирали по кусочкам, кто где мог. И из этих источников мы могли понять, что происходит вокруг. Мы все очень ждали прихода наших освободительных войск. Поэтому когда освободили Славянск и Краматорск, когда каждый день мы узнавали, что войска продвигаются, и вот-вот уже к нам подойдут. Когда 5 июля зашли БТР батальона Артемовск до воинской части и на следующий день утром мы слышали стрельбу, мы понимали, что это конец этой власти, которая захватила на некоторое время наш город. Украина вернулась. Позже мы увидели украинский флаг на исполкоме, и эти чувства трудно передать. У каждого по-разному, я видел и тех, кто плакали и рыдали от радости. Я понимал, что произошло то, что должно было произойти.

Диана Шароди: Как менялось отношение к “Бахмуту Украинскому” со временем?

Виктор Зипир: Если говорить о членах организации, то многое изменилось. На момент, когда объединялись волонтеры, была одна цель. После освобождения города создали организацию для дальнейшего более мощного волонтерского движения. Приходило очень много гуманитарной помощи. Сами члены организации хотели развиваться и расширяться. Окружение воспринимало это как что-то неизвестное, ненормальное. Как информацию о “бандеровцах” и фашистах, которые скоро придут. И тут вдруг появились люди, которые носят на себе флаги, поют громко гимн, устраивают шествие. Для многих это было просто удивительно и непонятно. А потом все приняли это как факт. Появилось уважение, уважают все, даже те, кто против Украины. Местные власти в начале как-то не воспринимали эту организацию. Ну зарегистрировалась и все, не одна такая. Были даже конфликтные ситуации, потому что были вопросы к местной власти на тот момент. По состоянию на сейчас все выровнялось, уважение закрепилось. Лично я чувствую уважение к организации и деятельности отовсюду. Местная власть поддерживает деятельность организаций вообще в городе, она должна это делать. Их должностные обязанности это обязывают делать, и законы, которые вышли. Поэтому появились проекты, в которых мы участвуем, гранты разные. Сейчас нормально, а будет лучше.

Диана Шароди: Вы чувствуете на себе изменения настроений в городе? Кого сейчас больше – тех, кто за дружбу с Россией, тех, кто за европейский путь страны или неопределенных, которые принимают все?

Виктор Зипир: Пожалуй, равнодушных больше. В процентах здесь сложно говорить. Кто-то считает так: 20% за Украину, 20% за Россию, и другие – равнодушны к тому, что будет, у них совсем другие жизненные приоритеты. И где-то так оно и есть.

Диана Шароди: А что хуже, поддерживать дружбу с Россией или никак ни относиться к политической ситуации?

Виктор Зипир: Дружба – это всегда хорошо, и она никому не несет вред. Другое дело – дружба с Россией. Это немного разное. Так уж получилось, что наш северный сосед поддерживает такую ​​агрессивную идеологию и политику. Последние лет 10 политика Кремля приносит горе, войну. И в нашей стране это также явно заметно. Поэтому если бы не было этой политики, или что-то изменилось, то почему не дружить с соседней страной? Но дружба совместно с пониманием, что страна несет смерть, а ее политика направлена ​​на уничтожение нашего государства, это несовместимо.

Диана Шароди: Сколько людей сейчас у вас в организации? Постоянных волонтеров и тех, кто иногда помогают.

Виктор Зипир: Официально где-то 25 человек. Но дело в том, что организация создавалась как волонтерская группа, поэтому людей в определенный момент может быть 30, 50, 150. Это люди, которые считают себя членами организации при какой-то деятельности, на которую мы позвали через соцсети. Если они хотят присоединиться к нашей деятельности, их больше. Когда ничего не делаем, людей меньше. То есть все ситуативно.

Диана Шароди: Какие сейчас направления охватываете?

Виктор Зипир: Основное направление, которое был с 2014 года – помощь добровольцам, армии, ВПО сейчас стало менее актуальным. Сейчас есть новые направления, которые стали более приоритетными. Это культурное воспитание молодежи и не только, психологическая поддержка, образовательный спектр, просветительская деятельность, расширение украинского пространства.

Диана Шароди: Поговорим о каждом разделе деятельности отдельно. Одно из основных направлений деятельности – патриотическое. Расскажите, по вашему мнению, воспитывать в патриотическом духе нужно с детства? Или здесь нет ограничений?

Виктор Зипир: Здесь не может быть никаких ограничений. К этому надо привлекать с рождения. Патриотическое воспитание должно быть от родителей, от их темпа жизни, действий. Ребенок от рождения должен это чувствовать, видеть. Это должно быть естественно.

Диана Шароди: Когда вы сами осознанно назвали себя патриотом?

Виктор Зипир: Я никогда не называл себя патриотом. Как-то я сейчас не вспомню такого случая, когда я себя назвал патриотом. Да и не было такой задачи. Делали то, что делали. Сейчас мы делаем все для нашей страны, чтобы не допустить повторения ситуации 2014 года. Возможно, это патриотизм, но я себя так не называл.

Диана Шароди: Вы когда-то интересовались направлением национально-патриотического воспитания среди местных детей и подростков? Как считаете, на достаточном ли уровне все сейчас организованно?

Виктор Зипир: Информация об этом у нас есть. Среди членов нашей организации есть педагоги и кандидаты педагогических наук, специалисты в этих вопросах, психологи. То есть вопрос патриотического воспитания молодежи и вообще людей мы обсуждаем, и потом исходя из этого строим свою деятельность. И мы понимаем, что есть недоработки. Вроде как государственная программа есть, но реализация оставляет желать лучшего.

Диана Шароди: Бахмут Украинский организовывает что-то для школьников в этом направлении?

Виктор Зипир: Мы привлекаем, приглашаем школьников ко всем нашим мероприятиям. А мероприятия почти все имеют патриотическое направление. Иногда члены нашей организации проводят мероприятия и в школах.

Диана Шароди: Журналисты Свободного радио побывали на одном из мероприятий от “Бахмута Украинского”, где участвовали еще и местные школьники. Это был день памяти погибших от рук нацистов. Откуда пришли школьники? Они сами узнали, или это какое-то взаимодействие с управлением образования?

Виктор Зипир: Если речь идет о 8 мая, то школьники пришли, мы их пригласили. Они пришли, потому что было удобное для них время. В этом году пришли и студенты. Конечно, мы всегда оповещаем о наших мероприятиях и исполком, а они оповещают, соответственно, отдел образования. А там уж как они сами решат.

Диана Шароди: Перейдем к другому направлению деятельности организации. Вы собираете людей, которые плетут сетки для военных. Есть какие-то конкретные данные, сколько сплели? Возможно в километрах хоть примерно?

Виктор Зипир: Сделано 258 сеток. Это каждая сетка 5 на 8 метров, то есть 40 кв метров. Вместе более 10 тыс кв метров сплели сетей. И до сих пор потребность есть, очередь стоят. Плетут сетки люди, которых я даже не знаю. Скорее всего, они не знают меня и даже не знают, что плетут сети в помещении Бахмута Украинского.

Як волонтери з Бахмута плетуть сітки для військових на Донбасі

Диана Шароди: Это сколько сейчас волонтеров работает над сетками?

Виктор Зипир: Человек 10, там не так много места. На мероприятия мы всегда стараемся выносить эту сетку. У нас есть такой разборный куб, на который натягивается сетка. Мы выносим прямо на площадь, и собиралось очень много людей. Иногда даже за одно мероприятие почти целую сетку сплели. Тогда подходили до 30 человек, пытались. У кого выходило, у кого – нет, но они пытались.

Як волонтери з Бахмута плетуть сітки для військових на Донбасі

Диана Шароди: А как возникла вообще такая идея? Была необходимость?

Виктор Зипир: Конечно. Вокруг нашего города всегда были военные части, практически у всех были наши контакты. Сразу узнавали что им нужно, помогали чем могли. Одной из просьб были эти маскировочные сетки. На тот момент их не было, и начинали волонтеры плести у себя дома из чего могли. Думали что делать, из чего, и красили ткань. Затем появилось помещение, и все начали делать централизованно в одном помещении.

https://www.facebook.com/radiovilne/videos/372601303538416/

Диана Шароди: Бахмут Украинский – одна из немногих организаций, которая устраивает акции протеста по местным вопросам, как установление МАФа у исторического здания, а также поддерживает общеукраинские. Например, “Кто заказал Гандзюк?». Что дают эти протесты? Вы видите результаты?

Виктор Зипир: Результат, конечно, есть. Он еще не окончательный, но даже то, что много лет проблема не поднималась, а сейчас о ней говорят – хорошо.

Бахмут питає: Хто замовив Катю Гандзюк

Относительно архитектурного наследия вот, красивые старинные дома зашивали пластиком, никто не ценил их историческую ценность, их специально пытались не допустить в госреестр памятников. Легче было ремонтировать и продавать. Это вызвало возмущение у людей, и впоследствии эти возмущения слились в одно движение. Мы выходили на ходу, где активисты у многих зданий рассказывали буквально по несколько минут историю этих сооружений. И прохожие понимали, что у нас настолько историческое город, в котором про здания и людей можно рассказывать бесконечно. Когда мы видим, что инициатива сохранения этих сооружений от местных властей не поступает, более того – нарушают закон и совершают действия для разрушения, мы начинаем выходить с акциями протеста. Мы собирали круглые столы, мы делали акцию с импровизированным МАФом под исполкомом. Я думаю, что-то сдвинется с места. Очень большая глыба старой системы, ее очень трудно подвинуть. Сейчас, кстати, наши правоохранительные органы ведут расследование по законности установки МАФа, ждем экспертизы. Мы надеемся, что эксперты обнаружат нарушения. Уже они установили, что печати на разрешении на строительство – настоящие, но владельцы этих печатей отказались от них. До исхода далеко. Если результат будет таким, который мы ожидаем, то виновники понесут наказание. Это самое главное.

Диана Шароди: В прошлом году на базе Бахмута Украинского появился первый приход Украинской православной церкви. Это сколько сейчас уже действует эта часовня?

image

Виктор Зипир: Года еще нет. Очень странно, что в Украине мало церквей КП. И в нашем районе их не было вообще. Когда мы познакомились с Отцом Павлом, я узнал, что приход зарегистрировали в городе уже 4 года назад, и все никак не выделят им землю под строительство храма. И он сказал, что негде даже службу проводить. В перечне нашей деятельности очень много того, что сопутствует деятельности прихода. К тому же, многие члены Бахмута Украинского сейчас члены этого прихода. Поэтому выделили помещение для проведения таких мероприятий.

Диана Шароди: И многие приходят туда на постоянной основе?

https://www.facebook.com/radiovilne/videos/626278301120300/

Виктор Зипир: Помещение очень маленькое, и поэтому до 20 человек где-то.

Диана Шароди: Я знаю, что в порядке расширения Бахмут Украинский сейчас работает над музеем антитеррористической операции (или уже сейчас операции объединенных сил). Расскажите, что предварительно задумали?

Виктор Зипир: Идея создания музея возникла тогда, когда мы поняли, что информации о наших земляках погибших нет даже в органах местного самоуправления. Когда мы сделали запросы в исполком и военкомат, нам дали информацию про 4 или о 6 человек. Из своих источников мы нашли информацию о 16 людях – погибших из нашего района. Один из них был в самолете, который террористы сбили над Луганским аэропортом. Мы планируем собрать максимум информации, проводить интервью с родственниками. Сейчас наполняем сайт и собираем средства на ремонт и оборудование помещения.

Диана Шароди: Как и когда надеетесь это реализовать?

Виктор Зипир: Надеюсь, до конца года запустим музей.

Диана Шароди: На последней сессии городского совета депутат Владимир Бойко усомнился в необходимости предоставления коммунального помещения в бесплатную аренду общественной организации “Бахмут Украинский”. Депутат отметил, что это помещение может использоваться и для других целей. Как вы считаете, почему возникли сомнения?

Виктор Зипир: Депутат Бойко, депутат от Коммунистической партии, всегда сомневается в правильности наших действий. Когда-то он сомневался тем ли военным мы плетем сетки, надо ли вообще помогать нашим военным и что-то вообще для них делать. Что можно было бы еще разместить там? Возможно, пивной магазин, который уже разместили в соседнем помещении. Так называемый “пивняк”, который уже есть в каждом дворе. Возможно, для него это больше пользы принесло бы.

Диана Шароди: Тогда же мэр города поручил провести ревизию. К вам уже приходили или как-то мониторили деятельность? Если да, то до чего?

Виктор Зипир: Нет, еще не приходили, но мы ждем.

Диана Шароди: Спасибо за беседу.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте нас в Telegram DONрегион
Подписывайтесь на наш Instagram Свободное радио

Если Вы прочитали данный материал до конца, надеемся, он был полезен для Вас

Мы очень ценим то, что Вы с нами!

Приглашаем Вас стать патроном Свободного радио и поддержать нашу редакцию.

Качественная независимая журналистика требует много усилий и ресурсов, и именно Вы можете помочь нам делать это честно и каждый день!

Ежемесячная поддержка
Помочь единоразово
Поделиться публикацией

Настоящая публикация создана при поддержке Европейского Фонда за Демократию (EED). Содержание публикации не обязательно отражает мнение EED и является предметом исключительной ответственности авторов


Спонсор

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: