Подвержденные случаи COVID-19 на 30.05.2020:

23 204

В Украине
(696 умерли, 9111 выздоровели)

160

На подконтрольной Донетчине
(4 умерли, 90 выздоровели)

532

На неподконтрольной Донетчине
(18 умерли, 134 выздоровели)
*неофициально, данные боевиков

СПЕЦТЕМА
image

Спецтема. Дебаты: 46 округ

|
18 июля 2019

Мы пригласили в нашу студию всех кандидатов в народные депутаты по округу и договаривались об удобной дате за неделю до записи. Но пришел только Константин Матейченко. С ним говорили о полномочия народного депутата, программу и обещания. 

Анна Сердюк: Сайт Центральной избирательной комиссии дает такую краткую биографию кандидата: родился в Костантиновке Донецкой области, гражданин Украины, образование высшее, действующий народный депутат, безпартийный, не судим, идет самовыдвиженцем. 

Эту информацию я дополню. Свою карьеру на госслужбе Константин начал еще в 2002 году. Тогда занял пост сельского головы Покровского Донецкой области. С того поста осталось закрытое дело за превышение служебных полномочий. Обвинение сняли. В 2014 году Константин Матейченко руководил батальоном Артемовск, который освобождал город от боевиков так называемой ДНР.

Начиная с 2012 года, это уже третьи выборы в парламент, в которых вы участвуете. Зачем идете в Раду? 

Костянтин Матейченко

Константин Матейченко: Прежде всего хотел бы вас поправить: карьера госслужбы у меня началась не с 2002 года. В 2002 году я был избран сельским головой. А это не госслужба, это служба в органах местного самоуправления. 

Зачем я иду в парламент, иду на выборы? Я всегда был по жизни максималистом. У меня 3 высших образования и как раз все подразумевающие умения учили меня управлять людьми, управлять государством и четко разбираться в законах.  Да жалко, имея такой опыт за плечами, понимание вот этой работы и уверенность в том, что у меня получится. И не просто получится, а качественно получится. Поэтому я иду, ну не то чтобы прям поменять государство, хотя с этой целью тоже, я хочу лучше для своего государства и для своих детей в том числе. 

Анна Сердюк: У вас пестрая история политических предпочтений. В разные годы вы состояли или представляли Социалистическую партию, Партию регионов, Батькивщину и Народный фронт. Как так вышло, что от всех них вы по сути отказались и идете самовыдвиженцем? Почему так? 

Константин Матейченко: Вы знаете, я был сельским голово с 2002 года. Я тогда действительно вообще не интересовался вот этой политикой. Девяностые-двухтысячные годы у нас на Донбассе, кто  меня слушает житель Донбасса, да, действительно, кивнет и скажет, что так было. Была полнейшая монополия “Партии регионов”. Как-то на одной из коллегий приехал сюда в райадминистрацию, подошел уважаемый мной человек, пожилой, он был председателем партийной организации “Партия регионов” и не задавал вопросы: какие твои взгляды? У меня их не было. 

“Костя, дай фотографию”. 

На фотографию. На следующий день принес. 

На следующей неделе: “На тебе партбилет “Партия регионов”. 

О, говорю, есть повод выпить. Вот это мое было присутствие в “Партии регионов”. Уже с “Соцпартией” я уже пытался что-то определится, где-то уже интересовался. Тут я уже не скрою. Тут уже был первый шаг моей определенности. В “Батькивщине” я как таковой никогда не был. Я тогда вступил в партию “Фронт перемен”. Мне нравилась эта партия, мне нравилась ее позиция. Тогда объединились. Было Всеукраинское объединение “Батькивщина”, куда вошел также и “Фронт змін”. И как объединительный момент, как член партии “Фронт перемен”, я возглавил “Батькивщину” области. Я тогда действительно шел бороться против. Я в ужасе смотрел, когда тот же Янукович и Азаров на сцене, на каком-то большом совещании и это транслировалось по каналам, когда говорили об откатах и говорили об этом тяжком преступлении не так, что это преступление, а знаете, как будто это такое … норма вещей. И это говорили 2 первых человека государства. Для меня это был шок. 

Анна Сердюк: Юлию Тимошенко тоже сложно назвать “чистым” человеком в политике. 

Константин Матейченко: Мне всегда говорили: “Ну, а твои что? Придут к власти и воровать не будут?”. Я говорю: вы знаете, я не могу за всех нести гарантию. Но если даже мои где-то и будут воровать, то они 100 раз будут креститься и это делать шепотом, понимая, что они идут на преступление. Да, их всех надо ловить, всех надо казнить, образно говоря, по закону. Но когда это становилось нормой вещей, для меня это был ужас. Относительно моего, в начале вы сказали, уголовного дела: ну давайте так, состав преступления был 9-летней давности, когда это дело возбудили. И его возбудили, когда я стал главой областной “Батькивщины”. Вы представляете насколько это был смелый шаг быть жителем Донецкой области и возглавить вот ту организацию, руководитель которой уже 2 года сидел в тюрьме? Поэтому то, что я сел в тюрьму … ну, поверьте. Потом, когда это дело закрывали, мне в то же прокуратуре донецкой тогда еще, говорили: Ну, Константин Владимирович, вы ж боец, вы ж понимали куда вы шли. 

Почему я выбирал партию Яценюка… Вы знаете, я не помню те моменты. Почему я так… 

Анна Сердюк: Это последняя партия в которой вы состояли

Константин Матейченко: Да. Я не знаю. Мне, наверное, может быть нравились прагматичные четкие цели Яценюка, понимание его экономики. Я еще раз говорю, вы у меня спросили “почему тогда?”, н вот тогда у меня были такие мысли, предпочтения, понимание политики, государственного строя и так далее. И вот вы щас сказали, что я бросил все партии. Это не совсем правильно, потому что “Народный фронт” просто прекратил на данный момент свою политическую борьбу. Ну, я считаю так, что если партия не идет на выборы, то значит она прекратила свою политическую борьбу. Поэтому я вышел из партии. 

Анна Сердюк: Следующий пункт нашего знакомства: программы кандидатов. Константин, расскажите, что вы предлагаете своим избирателям? Давайте сначала кратко, а далее но некоторым пунктам пройдемся детальнее.  По пунктам. Например, 5 главных пунктов. 

Константин Матейченко: Работа народного депутата очень обширная и объемная. И вот конкретно сказать, что я предлагаю то, то, то – в программе все написано, вопросов нет. Там куча умных фраз. Не только у меня, у всех. И избиратель, читая их, наверное это все равно многое не откладывается в голове у людей. Вернее не потому, что оно не важно. Их слишком много. И сказать конкретных 10 пунктов – это значит ничего не сказать об остальных. Самое главное, что я обещаю избирателям – это постоянная непосредственная связь с избирателем. Постоянные ежеквартальные встречи. Почему ежеквартальные? Просто я знаю что такое физическая возможность народного депутата, у которого только 1 неделя в месяце – это работа на округе. Остальное – это работа депутата в комитетах. 

Анна Сердюк: Я извиняюсь, но отчет перед гражданами предполагается в законе. 

Константин Матейченко: А вы понимаете вопрос? Что такое отчет? Отчет – это сколько там чего-то сделали. 

Анна Сердюк:  И приемная, и встречи. Они же прописаны. 

Константин Матейченко: В том то и дело, что отчет и видимость работы, вот я как раз четко называю видимость работы, я говорю о постоянном непосредственном контакте народного депутата со своими избирателями.

Анна Сердюк: То есть, вы обещаете качественно исполнять закон?

Константин Матейченко: Не просто качественно, а именно четко понимая вот этот путь и способ работы народного депутата. Проблемы возникают, они есть постоянные, но есть проблемы, которые возникают за месяц. И что, ждать избирателям год когда там он отчитается? Это работа постоянная. Последние 2 года я работаю как мажоритарщик и я еще раз говорю: эти проблемы возникают иногда на ровном месте. 

Анна Сердюк: Так это разные категории обязанностей депутата. Одно дело работать на округе, предлагать законодательные инициативы, общаться и в принципе знать проблемы округа, а другое дело отчитываться. Вы немного смешали это.

Константин Матейченко: Нет, я не смешал. Дело в том, что в обязанностях парламента и всех парламентариев есть и парламентский контроль. Это обязанность непосредственной связи с избирателем. Это закон предусматривает. Поэтому вот эта непосредственная и постоянная связь с избирателями – это предусмотрено законом, я не смешал. Давайте так: избиратель дает мандат. Так или нет? Что для него сейчас более важно? Именно его непосредственная связь с депутатом. Вы поймите правильно, вы придете на выборы и вы получите 2 бюллетени: одна партийная (список партий), а другая мажоритарная. Вот идеи какого-то развития вектора государства, каких-то глобальных идей развития государства, рынков государства – это, в основном политические направляющие. Это как конгресс в той же Америке. А есть составляющая на половину нашего парламента – это, как сенат называется в той же мере, это мажоритарщики.  Поэтому сейчас в данной ситуации я иду и говорю, что я беспартийный.

Читайте также: Верховная Рада сильнее президента, или почему парламентские выборы в некоторой степени важнее президентских

Даже когда великие какие-то вопросы нашего государства будут выносится на голосование или рассматриваться в комитетах, я действительно буду, даже имея какое-то свое мнение, я буду наверное все-таки инициировать какие-то общественные слушания у себя на округе и буду отдавать свой голос с оглядкой на мнение своих избирателей, своего округа. Потому что знаете как написано? Парламент – это высший законодательный орган, но там еще написано слово “представительский орган”. Он представляет своих избирателей. А мажоритарщик так тем более. Почему я и говорю, что мы иногда смотрим на других кандидатов, они никогда не были на округе. Они не знаю сути округа.   

Анна Сердюк: Но в нашем округе не совсем так. У нас есть и местные политики. Просто вопрос с каким они подходом подходят к местной политике. Это уже другое. Но живут то у нас многие на округе.

Костянтин Матейченко

Константин Матейченко: Понимаете, вот о чем я и говорю, что имея вот этот багаж понимания, опыта и знаний, я говорю, что он бесценен. Его невозможно прочитать за 2 часа или за неделю в книжке. Его можно получить только пройдя жизненный путь: набить кучу шишек, поскандалить с кучей чиновников, выслушав тысячи избирателей. Вот я каждый день щас провожу по 5-6. 

Анна Сердюк: И что, главные принципы этих встречь? Что вас просит сделать избиратель? Давайте назовем 3 проблемы, которыми вы могли бы заняться в первую неделю или в последнюю неделю сейчас депутатства. Вы же тоже действующий народный депутат.

Константин Матейченко: Прежде всего людей конечно волнуют те проблемы, которые не являются прямой компетенцией народного депутата. Это проблемы местной власти. Но опять таки, мой опыт подсказывает: половина вот этих проблем, которые иногда касаются конкретного человека, конкретно его проблемы, местная власть не то что не решает или не хочет решать, в местной власти иногда сидят такие же люди.

Анна Сердюк: Это автобус/дорога или что? 

Константин Матейченко: Вот как раз вы сами их и перечислили. Это дорога, автобус, медицинское обслуживание, водоснабжение, получение субсидий, получение пенсий. Вам еще перечислить? Этих проблем немеряно.  

Анна Сердюк: Везде или в конкретных громадах?

Константин Матейченко: Практически они идентичны. Эти проблемы по всем селам, громадам. 

Анна Сердюк: Вы говорите, что уже 2 года работаете фактически по округу. Что-то сдвинулось с мертвой точки по такому же принципу? 

Константин Матейченко: Ну, давайте так, если 22 млн грн – это ничего… 

Анна Сердюк: 22 млн на что? 

Константин Матейченко: Это субвенции из государственного бюджета. 4 года назад мажоритарщика, которого избирали в 2014 году, у нас на округе по известным причинам не стало. Я смотрю 3 года назад, обратил на это внимание, что по округам выделяют, по программе социально-экономического развития, государство выделяет деньги. Задаюсь вопросом: почем 46 округа там нет? Ну, там же нет мажоритарщика. Я прихожу в Кабмин, в бюджетный комитет, говорю: ребят, ну хорошо, мажоритарщика нет, а округ то есть, люди то есть. “Да Костя, не парься, ты ж не мажоритарщик”. Я говорю: я за людей колочусь, я там живу. В итоге: да, немножко не лестных вопросов, где-то какие-то повышенные тона, в итоге я последние полтора года получал наравне со всеми. Даже где-то больше. 

Анна Сердюк: То есть вы уже полтора года получали деньги из государственного бюджета?

Константин Матейченко: Не я получал, округ. Я созваниваюсь с местными чиновниками, которые должны были под эти деньги подготовить проектно-сметную документацию и под вот этот кошторис выделяются деньги с государственного бюджета. Но хочу заметить: эти деньги выделялись, я никогда ни с каким подрядчиком не общался. Вот просто принципиально. Никаких советов не давал. Подчеркиваю такое ужасное слово, как “откат”. Я этого не понимаю. Все эти деньги я узнавал постфактум куда они приходили. Когда там через Prozorro и так далее. Я был рад тому, что я хоть чем-то помог округу. Это финансовый план за вот эти последние 2 года. За эти 2 и даже больше года порядка 5 тыс. обращений.  Я всегда всем говорил: все решить проблемы невозможно. Если мы решим 10% – это мы уже герои. Сделали анализ – где-то порядка 20% обращений ко мне решены были положительно. С помощью меня, наших помощников, нашей приемной и так далее. Некоторые вопросы решались … Ну, вот такие моменты, когда ребенку нужна была пересадка сердца. Это Лиманский район. Я сам не ожидал, что получится. Обращение сделали, пошел в министерство образования, скажу честно: были другие дела. Зашел с первым замминистра, говорю: так и так, надо помочь. На удивление была программа, на удивление они выделили 100 тыс долл, в Беларуси делают вот это донорство, хлопцу спасли жизнь. 

Анна Сердюк: То есть вопрос в информировании? Округ не обращался за деньгами, не просил, вам пришлось лично это делать. Потом нужно было узнать в МОЗ о том, что есть такая программа и получить деньги. Я правильно понимаю? Люди не знают о том, что в государстве есть деньги, которые на них положены?

Константин Матейченко: На счет вот этих вот субвенций – да. Это конкретно этим занимаются народные депутаты. Вот эти вот программы по МОЗу – да, это должны где-то знать чиновники местного уровня, областного уровня уровня и подсказывать людям. И я вам скаж так: специфика нашего государства, когда личностный контакт играет очень большую роль. 

Анна Сердюк: Ну, это немножко кумовство, когда приходит человек сверху и говорит что нужно сделать. 

Константин Матейченко: Сверху или снизу? Я говорю про личный контакт с теми людьми, которые сидят там, наверху. Но вопрос уже стоит в том, что я вам скажу по опыту киевского общения: если просто прийти, то тебе улыбнуться, пообещают и ничего не сделают. Надо прийти, улыбнуться, на следующий день проконтролировать, а на третий день поскандалить. И тогда результата добьешься. Поэтому я знаю, что ни у кого, кроме как у меня вот эти вопросы общения с киевскими … Наверное, уже просто есть опыт. Поэтому я с такой уверенностью заявляю, что у меня получится лучше.  Я уже знаю эту кухню общения с Киевом. 

Анна Сердюк: Опыт иногда ставят и в упрек. Не всегда, но бывает и в упрек тоже, что это не представитель новой власти, которую сейчас во многом “исповедуют” избиратели, судя по результатам президентских выборов. Что получится за 5 лет лучше? 

Константин Матейченко: Я скажу маленький момент: надо смотреть на то, что мы хотим поменять. Если мы хотим изменить устоявшуюся вот эту прогнившую коррупционную систему нашего государства, о чем говорит наш новый президент, в этом я его поддерживаю. Да, здесь нужны новые люди, здесь нужно новое мышление и так далее. А вот работать на округе, абсолютно выбирая нового человека молодого и так далее – это равносильно, что вместо вас, за ваше рабочее место посадить абсолютно новую девочку, которая еще и лет на 10 моложе. И гляди как у нее получится вести телеэфир, радиоэфир. Лучше чем у вас? В этом я сомневаюсь. Тут некоторые моменты надо смотреть: что же мы хотим поменять? Работа на округе, любой со мной согласится, абсолютно новый подход к этому, общение с людьми, понимание этих проблем, как можно по новому тут работать?  

Анна Сердюк: Так вы говорите противоположные вещи: что нужно обновлять прогнившую систему и нельзя пускать новых людей, потому что у них нет опыта. 

Константин Матейченко: Смотря на какие участки работы. На какие участки того же государства. 

Анна Сердюк: У нас половина парламента такой участок государства. 

Читайте также: От пенсионера до миллионера: Что известно про мажоритарщиков Донбасса

Константин Матейченко: Парламент – это многородная большая система. Там действительно, я не буду скрывать и кого-то обелять, действительно сумасшедшие коррупционные связи, риски и так далее. Я был 5 лет в комитете по борьбе с коррупцией. Нашей функцией было все законопроекты просматривать на коррупционные риски. Порядка 30% законопроектов, это не только наших профильных, а все, которые заходят в сессионный зал, просматривали на коррупционные риски. Малейшее сомнение – мы отклоняли. Как правило, он в зал не доходил. Поэтому вот эти вот система в раде, когда смотришь: законопроект какой-то депутат проталкивает, но там явно лоббирование его личных интересов. Например, в собственности завод каких-то интересных специальных машин, и народный депутат и его фракция лоббирует выделение сумасшедших миллиардов только на этот завод, как это можно назвать?  Откройте, пожалуйста, все вот эти публикации за последние 5 лет и вы знаете, как правило, вот эти все журналистские расследования процентов на 90 – они имеют право быть. Не надо ждать решения суда, как мы все привыкли: пока суд не скажет – человек не виноват. Реально многие вещи видны. Несоответствие жизненных расходов с его доходами и так далее. Да, действительно, парламент – его надо менять. Но иногда надо смотреть: а что за 5 лет, где он там споткнулся? За эти 5 лет, когда мне сказали, что я являюсь предметом какого-то там журналистского расследования. Как это так, я на свою зарплату содержу 3 детей. Ну содержу я своих детей. Только вы спросите как живут мои дети. Насколько я их в спартанском понимании таком вот воспитываю. Излишеств не допускаю, да и сам просто своим примером показываю. Зарплаты депутатской – да, мне хватало.  

Анна Сердюк: Какая у вас машина? 

Константин Матейченко: У меня лично машины, оформленной на меня, нет. 

Анна Сердюк: А на кого оформлена машина в семье? 

Константин Матейченко: Есть машины, оформленные на родственников, на знакомых.

Костянтин Матейченко

Анна Сердюк: Это к вопросу о доходах, то, что вы пытаетесь говорить. 

Константин Матейченко: У меня нет машины. 

Анна Сердюк:  А на чем вы ездите по городу? 

Константин Матейченко:  По городу там в Киеве я ездил по необходимости, по служебной необходимости, на служебной машине. 

Анна Сердюк: Вы сегодня приехали на служебной машине?

Константин Матейченко: Нет, я приехал с товарищем. Зовут его Виктор Буслов. Я приехал на его машине. 

Анна Сердюк: Последние 5 лет какая у вас зарплата? 

Константин Матейченко: Я не знаю, это помощник составляет декларацию, она особо не меняется. Но, скажем так, зарплата за месяц у народного депутата порядка 35 тыс грн. Плюс мне выделяют компенсацию за проезд, там порядка 3 тысяч, компенсацию за квартиру, которую мы снимаем там в Киеве с детьми, и на депутатские нужды мне еще выделяют в размере зарплаты. То есть суммарно, за минусом налогов тысяч 60-70. 

Анна Сердюк: Последние 5 лет вы живете на то, что вы заработали в селе или это зарплата идет в ход? 

Константин Матейченко: Где-то таят и мои сбережения, которые с тех времен. Которые не обязательно лежат там в какой-то “кубышке”. Да, может где-то у меня был в те года еще куплен трактор. 300 лет до войны. Он не на меня оформлен, но все понимают, что мой-не мой. Я говорю те времена, те года. Ну, продали, на это живем. У меня за те года построен дом. Мне часто задавали вопрос: где вы взяли дом 3 года назад? Да я его строил лет 7. Единственное что я купил землю и спокойно самостроем строил. Я понимал, что это небольшое нарушение закона, можно спокойно строить. Потом был закон, который разрешал абсолютно законно оформить вот этот самострой. И я его 3 года назад оформил. Я достаточно обеспеченный человек, не скажу, что живу с копейки на копейку. Я вам скажу так: в 2014 году,   когда я 4 месяца сидел в кабинете городского головы, который сбежал, с города мне первый месяц приходили и тут предлагали в моем родном Бахмуте: “Костя, давай что-то замутим, порешаем”. Одного выгнал, второго выгнал, слух разошелся по городу. 

Анна Сердюк: Один вопрос назад вы сказали, что вы нарушали закон, ставили самострой, что у вас оформлена часть имущества на других людей. А где эта грань, что можно вот там немного нарушить, а там не совсем? Вы все-таки народный депутат и кандидат в народные депутаты. 

Константин Матейченко: Вот когда я строил, как говорится, чуть-чуть незаконно вот этот дом, я тогда далеко не был народным депутатом. И не задумывался над этим. Второй момент: я не нарушал закон. Я понимал, что есть определенные нарушения, грубо говоря. Ну, как пример, у вас нету денег в кармане, но вам нужно срочно добраться. Ну нет у вас за что купить билет на троллейбус. Вы вот прям так принципиально не сядете на троллейбус? 

Анна Сердюк:  Но 4 гривны на трамвай и за несколько миллионов трактор – это разные вещи. Ну, тракторы дорогие. Я не знаю какой у вас был трактор, оформленный на другого человека. 

Константин Матейченко: Вопрос стоит не в том, что оформлен на другого человека. Эти трактора были оформлены на предприятия, собственником которого я являлся. Это не то, что я купил себе, а оформил его на кого-то. Раньше об этом мысли не было. Все покупалось абсолютно законно на предприятие. Когда законом стало запрещено, что ну не может там быть собственник и так далее, вопросов нет: я переоформил это предприятие на другого человека. 

Анна Сердюк: Переоформил или продал?

Константин Матейченко: Переоформил. Вот видите как четко. Я не люблю врать, я говорю всегда правду. Переоформил. Продать хозяйство в 2 секунды – это просто невозможно. Да и цели не было. Но в любом случае: это честно заработанные деньги. Сельское хозяйство – это тот бизнес, о котором говорят “на земле Рокфеллером никто не становился, но и с голода никто не умирал”.  

Анна Сердюк: Вы самовыдвиженец, то есть поддержки партии у вас нет. В какую фракцию в таком случае пойдете и с кем будете объединятся в том случае, если пройдете в Раду? 

Читайте также: Бахмуте протестовали “против пророссийских кандидатов” (ФОТО)

Константин Матейченко: Я вам отвечу на этот вопрос может быть не так, как вы бы хотели услышать – я об этом не думал. Вы знаете, я всегда за здравый смысл, и на моих глазах проходили законопроекты абсолютно беспартийных, внефракционных мажоритарщиков, которые реально были позитивными. Улучшающие жизнь людей в государстве. 

Анна Сердюк: Вы не планируете ни с кем объединяться? 

Константин Матейченко: Я об этом не задумывался. В любом случае, если это будет выгодно для моих избирателей, если я буду видеть в этом прямую выгоду для округа, для своих избирателей, почему бы и нет?! 

Анна Сердюк: С кем? 

Константин Матейченко: Не знаю. 

Анна Сердюк: Так вопрос же направления: что является маркером, что с этой партией вы не будете взаимодействовать стараться? 

Константин Матейченко: Хорошо, отвечу на вопрос, что как раз те силы, которые поддерживают негативные течения в нашем государстве – я объединятся не буду. То есть некоторые моменты мне не приемлемы. Я за Украину, я за ее целостность и за ее суверенитет. Но если будет законопроект даже вот этой партии, который улучшает жизнь наших граждан, то почему бы и нет? 

Анна Сердюк: Вы все-таки не проговорили детально, у меня есть ваша программа, что вы пишете про “обоснованные тарифы, которые хотели бы лоббировать в случае вашего избрания”. О чем конкретно речь? 

Константин Матейченко: Этих тарифов (газ, вода, электричество и так далее), я везде за здравый смысл, прежде всего, и экономическую обоснованность. Ну, скажем, цена хлеба состоит из газа, который надо потратить, чтобы испечь эту буханку хлеба, из стоимости муки, каких-то дрожжей и так далее. Как я могу тут кричать, что она дорогая эта буханка хлеба? Я не буду говорить щас конкретно цифр. 

Анна Сердюк: Последние годы у нас был Роттердам+. Каким образом тогда можно это объяснить?  Вы были в Раде. Вы же не смогли самолично отменить его. 

Читайте также: Минус “Роттердам +”. АП предложит Раде законопроект по снижению тарифа на электроэнергию

Константин Матейченко: Понимаете в чем вопрос, вот эти вот тарифы определяет и назначает созданный орган НКРЕКП, которые назначают по определенным законодательным документам, которые четко регламентируют: сколько там от президента, сколько от кабмина и так далее. Я вам скажу честно, что вот эти вот тарифы, которые назначались, тот же Роттердам+, это было вне Верховной Рады. Я как народный депутат даже об этом не слышал. 

Анна Сердюк: Но эти тарифы повлияли на людей. 

Константин Матейченко: Правильно. Я почему сейчас это записал в программе? Сейчас очень остро поднят этот вопрос и будет меняться, оно уже начало меняться законодательное поле, уже я вижу какие законопроекты подаются, что интересно всеми фракциями в парламенте, где хотят на ценообразование и образование тарифов наложить парламентский контроль. 

Анна Сердюк: Видела в СМИ и на ваших страницах публичных много информации о проблемах округа. Расскажите какие депутатские запросы хотите еще успеть отправить или будете отправлять после выборов, в случае победы?

Константин Матейченко: Вот буквально неделю назад помощник в Киеве мне положил передо мной стопку вот таких вот обращений, я соответственно подписывал свои обращения. По выделению опять же субвенций на тот же Лиман и так далее, на окна, о распределении финансов, которые там банк выделил ЕРБР на одно направление,а  громада просит, что эти деньги уже выделенные лучше перераспределить на другое, просят моего участия. Обращения отдельных граждан по повод несправедливого отношения к ним. 

Анна Сердюк:  Люди вас и так знают или вы еще ездите и знакомитесь с избирателями? 

Константин Матейченко: Люди меня знают как облупленного. А езжу к избирателям, ну знаете, я всегда такой месседж говорю: люди, выборы! А чтобы выбрать, вы ж должны видеть товар лицом. Вот я считаю своим долгом прийти к вам, чтоб вы на меня посмотрели. Вот я считаю своим долгом к вам на эфир приехать. Это работа народного депутата. Вот смотрите: кроме меня никто не пришел. А это как раз: они не понимают, что народный депутат – это публичная личность. Где, вы извините, я даже так шучу иногда грубовато, твой избиратель должен знать в каких ты носках ходишь.  

Анна Сердюк: Уточняющий вопрос, который к вам все же отнесу: война на востоке с кем? Кто с кем воюет?

Читайте также: Боевики стали стрелять больше из запрещенного вооружения возле Горловки, – штаб ООС (ВИДЕО)

Константин Матейченко: (смеется) В том то и вопрос. Вот вы сами смеетесь с того вопроса, который мне задаете. Не надо ко мне задавать эти вопросы. Ответом на этот вопрос есть моя история. До Иловайска я сомневался. Я видел не адекватных людей, с уголовным прошлым, наркозависимых, знаете что такое наркоман с автоматом? Вы себе даже представить не можете. Так вот я это видел в начале 2014 года. После Иловайска, как военный, могу четко говорить: когда сюда зашло порядка 8 батальонов тактических групп регулярных войск Российской Федерации – ответ очевиден. 

Анна Сердюк: Если вы не выиграете эти выборы, останетесь ли вы на 46 округе? Возможно у вас есть еще какие-то варианты развития событий. 

Константин Матейченко: Нет, я отвечу прямо. Первый ответ – у вас не правильный вопрос, я эти выборы в любом случае выиграю. Я надеюсь. Я не то то надеюсь, не хочу быть самонадеянным. Я занимался всю жизнь боксом. И если не уверен в победе, мне еще первый тренер говорил и сегодняшний говорит, никогда, Костя, не выходи на ринг. Ладно, проехали. Все может быть в этой жизни. Все мы под Богом и так далее. Но прежде всего я отец детей, мне их надо кормить, я буду зарабатывать деньги. Зарабатывать я умею в сельском хозяйстве. 

Напомним, 21 июля состоятся внеочередные парламентские выборы. Украинцы будут выбирать среди 22 партий и мажоритарщиков. Отдельный материал по 46 округу (Бахмут, Бахмутский р-н, Лиман) читайте здесь: Сын мэра, АТОвец и директор железной дороги: кто баллотируется в 46-м округе в Донецкой области.

Блиц: “Какие выборы важнее: парламентские или президентские?”.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться публикацией

Настоящая публикация создана при поддержке Европейского Фонда за Демократию (EED). Содержание публикации не обязательно отражает мнение EED и является предметом исключительной ответственности авторов


Спонсор

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: