Класне таксі

480 - короткий номер

050 480 3333 - Vodafone

067 628 3333 - Київстар

093 148 3333 - lifecell

Завантажити додаток
image

На Донбасі ㅡ новий представник Омбудсмена (інтерв’ю)

|
24 Квітня 2018

Павло Лисянський ㅡ представник Омбудсмена з прав людини на Донбасі з 2 квітня 2018 р., правозахисник, засновник організації “Східна правозахисна група”. Вже встиг відвідати Бахмутське СІЗО із перевіркою. Добре знайомий з ситуацією на Донбасі загалом. Має звернення про порушення прав людини в місцях позбавлення волі.

В ефірі Вільного радіо актуальне інтерв’ю. В студії Вікторія Насібулліна, і сьогодні ми говоримо про права людини. Гість ефіру ㅡ новопризначений представник Омбудсмена з прав людини на Донбасі Павло ЛИСЯНСЬКИЙ. Вітаю Вас!

 

Вікторія Насібулліна: Вітаю

Павло Лисянський: Здравствуйте.

 

Вікторія Насібулліна: Павле, почнімо з ситуації в Бахмуті. Ви вже давно  займаєтесь правозахисною діяльністю, і на новій посаді встигли перевірити бахмутське СІЗО. Розкажіть будь ласка про умови там? Чи знайшли якісь порушення ?

 

Павло Лисянський: Мой опыт правозащитника показывает, что в любом месте лишения свободы есть нарушения. В том числе и в Бахмутском СИЗО. Ну, конкретно, вот у меня было обращение, что парню не оказывают медицинскую помощь, то есть вот, не выполняется решение суда. И,  обращений, вы знаете, очень много, и тут как бы проблема не в самом СИЗО Бахмутском, а в системе, пенитенциарной системы Украины в целом. Потому что ремонты этих помещений давно никто не проводил, то, что ремонтируется, это, как правило ㅡ начальники мест лишения свободы изыскуют какие-то свои внутренние резервы, то есть, и  в этом целая проблема.

 

Вікторія Насібулліна: В мережі є фото камер Бахмутського СІЗО в яких ліжка, наче будівельні ліси, в 3 поверхи. Ваша перевірка виявила щось подібне?

 

Павло Лисянський: Вы знаете, я не встречал. Но я готов проверить, готов пойти и прям вот в каждую камеру зайти для того, чтобы проверить эту информацию. В этом и заключается сейчас моя работа, и если журналисты говорят и в сети появляется информация ㅡ ее надо проверить. Допускаю, что это, скорее всего, есть, потому что перегруженность СИЗО и так далее.

 

Вікторія Насібулліна: У СІЗО міста є медичне обладнання для хворих туберкульозом. Працюють також над раннім його виявленням. Наскільки багато ув’язнених ㅡ хворі?

 

Павло Лисянський: Вы знаете, мы только сделали запрос на эту статистику. При чем, мы сделали запрос не только по Бахмутскому СИЗО. Сейчас прошла реформа, и есть юго-восточное управление, в которое входит, в том числе, и Донецкая область, для того чтобы выявить эту проблему. Потому что, действительно, проблема больных туберкулезом ㅡ очень большая, и ей никто не уделяет внимания.

 

Вікторія Насібулліна: В доповіді Омбудсмена за 2016 рік йдеться про утримуваних в СІЗО людей, справи яких не розглядаються в українських судах. Розкажіть, що це за люди? Чи актуальне питання зараз?

 

Павло Лисянський: Большие проблемы сейчас вот в том, что, действительно, человек находится по следствием, и дела в суды не передают. Отправляют, постоянно расследуют, не расследывают…

 

На сегодняшний день в Бахмутском СИЗО находится 800-1000 человек. Примерно 10-20% (это статистика вообще по всей Украине, не конкретно по Бахмутскому СИЗО, но в контексте всех следственных изоляторов) ㅡ это те люди, у которых идет затягивание судебного процесса, то есть суды их постоянно откладывают, либо же просто еще до судов дело не дошло.

 

Буквально вот, опять же, упомяну случай: человек из Бахмута (Сидоренко у него фамилия). Да, человека арестовали в деле о сепаратизме, хотя изначально его привлекли по 309 статье, по наркотикам, в протоколе это сказано. Его где-то незаконно удерживали, били, нанесли травму позвоночника в двух местах. Потом его подкинули в горотдел Бахмута, там уже составили о том, что подозрение в сепаратизме и, вдумайтесь, в 2017 году человека арестовали за действия 2014-го. Все это время он жил в Бахмуте и теперь как раз ему не оказывается помощь. И знаете, в чем проблема, почему у него есть проблема, почему ему мало кто помогает?. Потому что статья о сепаратизме, она как-то всех отталкивает. Все думают, ну, это сепаратист, это враг Украины.

 

Вікторія Насібулліна: Бахмут досить близько до непідконтрольної території, тож в СІЗО часто є звинувачені в сепаратизмі, дезертирстві, тощо. При перевірці Ви бачили різне ставлення до різних підозрюваних? Якщо так, то розкажіть нам про приклади, будь ласка.

 

Павло Лисянський: Вы знаете, они, как правило, содержатся в одном: если статья по сепаратизму, они содержатся все вместе. В Бахмутском СИЗО я не видел, но я знаю случай, когда сотрудники пенитенциарной системы превышали полномочия к тем людям, которые обвиняются по статье о сепаратизме, обвиняются ㅡ не осужденные.

 

Когда они уже получили свой срок заключения, и я знаю, что они отбывают наказание, но, как правило, они сидят тихо, спокойно, то есть считается, как бы, по политическим статьям. То, что Бахмут близко к линии разграничения ㅡ это действительно так, и я знаю, что когда был последний обмен ㅡ через Бахмутское СИЗО проходило очень много людей. Одним из центров работы Омбудсмена в Донецкой области будет именно Бахмут.

 

Вікторія Насібулліна: Омбудсмен також займається справою передачі українських ув’язнених з непідконтрольної території до наших тюрем та СІЗО. Відома кількість тих, кого ще потрібно забрати?

 

Павло Лисянський: Это тысячи человек. На сегодняшний день в “ЛНР” те люди, которые были осуждены до 2014 года, и которых не эвакуировали ㅡ  это примерно 3,5 тысячи человек. В “ДНР” ㅡ это 5,5 тысяч человек плюс за время военного конфликта суды так называемых “ЛНР/ДНР” по своим внутренним законам осудили в “ЛНР” 1417 человек ㅡ это было на январь., В “ДНР” ㅡ 2900. Если разделить на дни военного конфликта, то получится, что в день осуждается там 2 человека. По их законам, по не существующим законам, и не понятно, какой план действий этих людей.

 

Понятно, что сейчас закон 7163, который приняли: мы не признаем никакие действия со стороны оккупантов и т.д., но, тем не менее, те люди, которые даже осуждены их внутренними законами, они тоже хотят отбывать наказание на территории Украины, потому что там создана целая сеть принудительных трудовых лагерей при местах лишения свободы, и людей, которые там осуждены ㅡ их попросту эксплуатируют. И поэтому нашим заключенным, которые там отбывают наказание, можно сказать комплимент, потому что они не взяли в руки оружие. Необходимо проделать очень огромную работу для того, чтобы в максимально короткий срок быстро эвакуировать наших заключенных.

 

Вікторія Насібулліна: Коли і якщо заберуть (ми виключаємо тих, хто зміг домовитись з бойовиками і взяти в руки зброю, а не сидять і надалі), в які установи їх будуть розміщувати? В Донецькій області чи по всій Україні?

 

Павло Лисянський: Вы знаете, по всей Украине, потому что там есть люди, которые, там же не только заключенные с Донецкой и Луганской области. Вот мы когда забирали последнего заключенного, а я забирал, это Теймураз Нехотин, гражданин Грузии, совершил преступление в Киеве, осужден был Печерским судом, но по приговору Печерского суда, его отправили отбывать наказание в Луганскую область. И таких случаев очень много. Кто-то с Закарпатья, кто-то с Киева, с Киевской области, с Одессы.

 

Вікторія Насібулліна: Нещодавно в інформаційному просторі з’явився фільм про таємне СІЗО в застінках харківського СБУ. За даними журналістів “Громадського телебачення”, там утримували підозрюваних у сепаратистських настроях та помічників бойовиків. Чи можемо ми говорити про ризик аналогічних камер на території нашої області чи навіть міста?

 

Павло Лисянський: Факты незаконных задержаний имели место быть. Даже до этого парня Николая Сидоренко: его куда-то вывезли, как он говорит, в Соледар, где-то держали и били. Поэтому я считаю, что да, мы можем говорить. При чем вы знаете, у меня в 2015-м был у самого случай такой: мою маму (она живет на неподконтрольной территории) сотрудники Бахмутского управления внутренних дел задержали и отвезли. Ну вот, сели за руль машины, отвезли ее в горотдел. Благо, что она успела мне позвонить и сказать, где ее держат.

 

Я приехал и вытащил ее оттуда. Ну, благо, у меня как бы и ресурсов, и связей хватало. Офис Омбудсмена для этого и создан ㅡ чтобы не допускать вот таких вот нарушений прав человека и, поверьте, у нас будет целая программа, направленная на противодействие таких нарушениям прав человека.

 

Вікторія Насібулліна: Наскільки великою Ви бачите проблему порушення прав людини в рамках військових дій на Донбасі? Чиї права найчастіше порушують?

 

Павло Лисянський: Гражданского населения. Всегда от любой войны страдает гражданское население ㅡ это факт. Смотрите, разминирование: у нас до сих пор не проведено разминирование в полном объеме. У нас гибнут дети, гибнут люди. Сколько было незаконных задержаний, сколько гражданского населения погибло. Я видел те преступления, которые совершались против гражданского населения, причем, как с одной, так и с другой стороны. Это объективно, то есть с обеих сторон страдает гражданское население.

 

Опять же, давайте посмотрим на КПВВ. Ну что, секрет, что есть транспортная мафия, которая там все держит полностью? Люди должны платить за перевоз. Я был, буквально, в это воскресенье. Они уже рациями там пользуются. Я смотрю, что уже эти транспортники ㅡ это как отдельная власть на этом КПВВ. У них там рации, они говорят: так, поток людей сюда пошел, давайте его сюда загоняй, так, там же ж деньги надо заплатить ㅡ ну это уму непостижимо! Почему бы вообще не сделать бесплатный проезд людям от населенного пункта и до населенного пункта? Почему нельзя так сделать? Почему люди должны платить? Люди не виноваты от этого военного конфликта.

 

Вікторія Насібулліна: Як можна вплинути на це? Які механізми виправлення ситуації Ви пропонуєте?

 

Павло Лисянський: Как представитель уполномоченного, есть один только механизм ㅡ это документирование и реагирование по букве закона. Но как правозащитник я хочу сказать, что частью офиса Омбудсмена есть правозащитное сообщество и гражданское общество. Есть такая пословица: “Хороших людей много, но плохие лучше организованы”. Хороших людей больше, поэтому нам надо просто самоорганизоваться и выйти, и заявить. И будет гарантия успеха.

 

Вікторія Насібулліна: На цьому ми завершуємо нашу розмову з представником Омбудсмена з прав людини на Донбасі Павлом Лисянським. Дякую Вам за відповіді. На все добре!

 

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Поділитись публікацією

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: